Главная » Статьи » Статьи АНО "Добрый город"

«Отношение к животным — индикатор здоровья общества»

В середине мая в сети появилась информация о массовом убийстве бездомных собак в Красноярске. Сообщалось, что вечером 16 мая недалеко от Николаевского кладбища в Октябрьском районе стаю животных уничтожили неизвестные лица. С помощью дротиков было расстреляно не менее 16 особей. «- Вы о собаках разговаривайте? - Что вы! Вовсе нет». Кто заказчик? О случившемся затрубили общественники. В сообществе активистов, выступающих против убийства животных в Красноярске, информация о расправе над собаками появилась раньше, чем где-либо. Сообщалось при этом, что совершено убийство на территории ООО «КрасТЭК». Мы связались с общественником, выступающим в защиту четвероногих, — заместителем руководителя организации «Быть добру» Юрием Раилко, чтобы выяснить, что известно о причастности к расправе данной организации.+ Как рассказал общественник, главной уликой в этом бесчеловечном деле оказалось видео, которое зафиксировала камера наблюдения соседнего предприятия. «Рядом с «КрасТЭК» располагается еще одно предприятие, огороженное тем же забором, и у него есть камеры наружного наблюдения. Они-то и зафиксировали происшествие», - рассказывает Раилко. Впрочем, есть и свидетели. До того, как было совершено убийство, животных опекали волонтеры, а мама одной из девушек-активисток регулярно кормила всю стаю. «Девушка-волонтер сообщила мне, что 16 числа в 20.00 этих собак приходила кормить ее мама. На видео этот момент есть. В 20.15 женщина ушла, собаки ее провожают, бегают довольные, потом разбредаются. В 20.20 заезжают белые «Жигули», появляются два человека, потом третий — как я понимаю, сотрудник данного предприятия». Мужчину на видео общественникам удалось узнать, да и свидетельница сообщила, что видела его. Он приехал раньше остальных и наблюдал за тем, как женщина кормила животных. «Разговаривал со сторожем и в ее сторону поглядывал. Она причем его спросила: «Вы о собаках разговариваете?». Он ответил отрицательно, но женщина сразу почувствовала, что что-то не так. И как только она ушла, он, видимо, позвонил подрядчику, тот подъехал, и с 20 часов 20 минут они начали собак убивать А уехали в 21:49, то есть все продолжалось 1,5 часа». В самом «КрасТЭК» не отрицают, что отстрел производился, но заказчиками себя не называют. Поясняют, что сотрудник находился рядом, поскольку работает на располагающихся на территории объектах, и ничего необычного в его присутствии там нет. «Когда их поднимаешь, из пасти кровь течет». Кто исполнитель? Обстрел по собакам производился из машины: водитель подъезжал к животным и сам же стрелял. Еще один человек был загонщик — на видео видно, как он ходит непрерывно за собаками, а потом носит убитых животных. «Третий — тот самый сотрудник — наблюдал, как это все происходит, считал трупы, чтобы не переплатить деньги или же для отчетности. А, может, просто для того, чтобы ни одной собаки в живых не осталось». Чтобы ответить на вопрос, кто были те двое, что непосредственно убивали, волонтерам требовалось узнать, с помощью чего умерщвляли животных. «На видео виден момент, как к собаке подъезжает машина, она резко отпрыгивает и отбегает за угол. Понятно, что в нее попали, загонщик идет за ней и тут же, буквально через несколько секунд, тащит ее мертвую за задние ноги по земле и кидает за «Жигулями», - говорит общественник. Отсюда вывод: исполнитель – подрядчик, имеющий контракт на отлов животных, либо группа лиц, оказывающая услуги по уничтожению собак, но имеющая связь с исполнителями муниципальных заказов. Поскольку только с помощью договора на отлов можно получить в пользование столь эффективные препараты для убийства. «Вещество, судя по скорости действия и по результативности, очень сильное. А такой эффект может быть всего лишь от двух видов, которые в принципе сходны — это либо «Дитилин», либо «Адилин-супер». Других вариантов здесь нет — любое другое вещество действует гораздо медленней. Данные препараты являются деполяризующими миорелаксантами, разработаны на основе курареподобных ядов. Причем купить в аптеке препарат невозможно, он относится к особо опасным. Продают его разработчики только по муниципальным контрактам — на отлов якобы. Хотя всем понятно, что этим препаратом массово истребляют. Этим веществом можно спокойно убить и человека», - рассказывает Юрий Раилко. Действие этого яда следующее. При попадании в ткани животного происходит парализация, расслабление скелетных мышц. Животное сначала не может двигаться, а потом перестает дышать, происходит асфиксия и кровоизлияние в мозг. «Характерный признак применения препарата — у всех найденных трупов животных вытекает струйка крови из носа, а когда труп поднимаешь, из пасти течет кровь». Такую картину после массового отстрела животных волонтерам тоже довелось наблюдать. В двух собак дротик попал по касательной, животные смогли убежать, но позже все равно погибли недалеко от территории предприятия. Утром их нашли зоозащитники. Один труп отвезли на экспертизу, которая подтвердила, что животное погибло от действия «Дитилина».

«Дитилин применяют, например, при проведении сложных операций, но только с обязательным использованием ИВЛ. Если его использовать для временного усыпления, то должен быть четко известен вес животного, а врачу необходимо иметь под рукой аппарат для проведения ИВЛ и антидот. Но исполнитель завышает дозу, чтобы животное погибло. То есть это не эвтаназия и не наркоз, отключение сознания происходит после агонии, собака всё чувствует и задыхается. Это зверское убийство», - поясняет Юрий Раилко. «Стерилизованных собак вообще никто не видит». Насколько это выгодно? По мнению зоозащитника, варварское убийство собак — золотая жила для недобросовестных подрядчиков. По подсчетам, себестоимость умерщвления животного таким способом составляет около 150 рублей: дротик стоит 30 рублей, стоимость яда — тоже 30 рублей на одно животное. Плюс загрузить трупы и отвезти на ближайшую кочегарку — еще рублей сто. «А если это все делать законным образом, то себестоимость возрастает до 1000-2000 рублей. Разницу в сумме подрядчики с согласия заказчика спокойно кладут себе в карман». Исполнение контракта, который предусматривает отлов собак, их стерилизацию и усыпление только в случаях наличия зоонтрапонозных заболеваний, либо при крайней необходимости, проверить, конечно, можно, но уже давно придуманы способы обойти и без того не особо бдительную систему контроля. «У них есть заключение ветеринара, что собака либо была больна, либо агрессивна, талоны со скотомогильника, справки о стерилизации. Но ветеринар подкупной, частный, подрядчик ему платит, возить собак в госветучреждение не нужно. И даже если прокуратура проверит этого врача, у того есть договор. Деньги официально переводят через счета клиники и скотомогильника, от трупов избавляются сразу, организуют формальную передержку для прикрытия, на ней держат в основном щенков. Дальше «копать», опрашивать свидетелей, привозили туда собак или нет, проводить оперативно розыскные мероприятия никто не собирается. Формальное прикрытие есть». Конкретно бюджетные деньги списываются на отлов, осмотр, эвтаназию, транспортные расходы, стерилизацию, содержание, корм, уборку боксов. Прописаны в контракте и способы взаимодействия подрядчика с общественниками. Но последние для исполнителей только проблема, мешающая убийствам, и пользоваться их помощью ни заказчик, ни подрядчик не считают нужным. «Эта схема работает, и все довольны. А стерилизованных собак вообще никто не видит, хотя по отчетам их стерилизуют, - говорит Юрий Раилко. - Но ни у кого не возник вопрос, почему же животным не ставят метки, не ведут их учет. Ответ простой: таких животных просто нет. Но цинизм этой ситуации в том, что люди, организовавшие убийство 16 мая, знали ту женщину, которая кормила животных, но попросить общественников разместить их на передержку, построить вольеры, помочь в стерилизации никто даже не пытался. У них решение простое и скотское — дротик с ядом. Нет собаки — нет проблем. Любимый предлог — собаки кусают горожан». «Самые опасные — выброшенные домашние». Кого кто покусал? «Вот когда вас покусают, посмотрим, как вы будете животных защищать», - такой аргумент действительно нередко можно встретить, если обратить внимание на дискуссии на тему бездомных животных в тех же социальных сетях. Да и на «КрасТЭК» утверждают, что жалобы на собак поступали неоднократно. Но чтобы оценить ситуацию объективно, необходимо обратиться к официальной статистике. Всего за 2015 год, согласно данным Роспотребнадзора, зарегистрировано 1252 случая обращения по поводу укусов собаками. При этом большинство оказались покусаны домашними животными, а на долю бродячих приходится 582 случая. Ни один из них не стал повлек заражения:

«Мы подняли статистику, получили официальные ответы на депутатский запрос: укушенных горожан за 2015 год обратилось в травмпункты более 500 человек. Но бешенства у нас нет вообще в Красноярске», - комментирует общественник. По его мнению, то, из-за чего произошел укус даже на улице, — тоже спорный вопрос. Зоозащитники предупреждают: опасаться стоит не бездомных собак, а выброшенных домашних. Они приучены защищать свой дом от посторонних. Опасны также родившие собаки, оберегающие своих новорожденных щенков от тех, кто нарушил их покой. В целом уличные псы — привыкшие к людям, даже на видео с места убийства у кладбища собаки не кидаются на своих убийц, а только пытаются убежать. Известно общественникам и общее число проживающих в городе бездомных животных. Собак в среднем не более 10 тысяч, хотя, конечно, ряды их постоянно пополняются. Как уже говорилось, в том числе и выброшенными питомцами. И одна из основных проблем здесь — снос частного сектора. Люди не желают брать большую собаку в дом, и оставляют бывшего охранника на улице. Нередко бросают собак вместе с домом, некоторых, по наблюдениям общественников, даже не отцепляют от цепи. Примеры наблюдались в Николаевке. «Отношение к животным — индикатор любого общества, у нас в стране он давно горит красным цветом, власть уже несколько лет не хочет даже принимать закон об ответственности за содержание животных. Результат пренебрежения к этой проблеме — рост числа бездомных. Плюс новые и новые факты садистских преступлений по отношению к животным, - говорит Раилко. - Им выкалывают глаза, отрубают конечности, расстреливают, травят, убивают, давят. Заявления мы по этим фактам пишем регулярно. Однако единственное дело которое возбудили, — дело об убийстве собаки, которую нашли с проломленной головой около детского сада. По предварительным данным убийство совершил ранее сидевший гражданин. И то тогда я экспертизу делал за свой счет. Стоит помнить, что утрачивая уважение к жизни животных, люди перестают ценить и человеческую жизнь». «Если убить всех, то город заполонят крысы». Чего теперь ждать? Между тем, буквально на днях на сайте Госзакупок появился тендер на отлов бездомных собак в Красноярске. Более 9 миллионов рублей выделяется на то, чтобы поймать 5200 животных. Большую часть из них, согласно документации, планируется усыпить как больных. Только тысячу собак планируется кастрировать и выпустить на волю. Общественники трубят тревогу по поводу истребления, и дело даже не в простой жалости, а серьезных последействиях для всего города. Эколог, президент КРОО «Объединение любителей животных «Друг» Виктор Долженко отмечает: объемы средств, выделяемых на борьбу с бездомными псами, год от года растут. Как ни странно, чем больше город истребляет, тем больше тратит: «Природа пустоты не терпит. И чем больше животных безвозвратно изымается, тем активнее они плодятся. Увеличивается приплод одной собаки с трех-четырех щенков до семи-восьми, поэтому стремление всех уничтожить — бесполезная работа. Примером тому является ежегодное увеличение количества денег на работу с безнадзорными животными, если годами ранее было три-четыре миллиона, затем шесть-семь миллионов, то уже в этом году девять с лишним миллионов». С этой точки зрения стерилизация эффективнее, хотя изначально она требует существенной работы. Однако финансовая причина — не единственная. Главная угроза в случае массового истребления животных — грызуны и дикие животные, которые не помедлят занять освободившуюся нишу. Примером тому служит остров Татышев, где были убраны все собаки, а на смену им не так давно пришли лисы. «У нас в стране такой менталитет, что мы не можем аккуратно избавляться от пищевых отходов, нет сортировки, много выбрасывается на улицу. И собаки в данном случае — санитары, защищающие города от крыс, предпочитающих именно отходы в качестве кормовой базы. А крысы гораздо опаснее для людей, да и бороться с ними практически невозможно — их вовсе не отловишь и тем более не стерилизуешь. Если не будет собак на каждом околотке, где есть они сейчас, на их место придут дикие животные. Можно судить по опыту других городов и стран. И уже есть пример — лисы на острове Татышев. А очень многие лисы являются носителями вируса бешенства, и если человек будет укушен, он почти в 100 процентах случаев окажется заражен», - говорит Виктор Долженко. «Мы будем подавать в суд». Где же выход? Общественники не только озвучивают проблему, но и предлагают варианты решения вопроса бродячих собак. Еще в 2013 году в Красноярском крае при участии членов общественной организации «Друг» было разработано и впоследствии принято постановление правительства, утверждающее порядок отлова и содержания собак, а также усыпления реально опасных исключительно гуманными способами. «Однако ни один муниципалитет края не занимается гуманным регулированием», - поясняет Долженко. Основная из причин уже озвучивалась — те, кто идут на исполнение контрактов, имеют только одну цель — заработать. «Таким «предпринимателям» вовсе не хочется цацкаться с собаками, они только думают о том, как меньше потратить денег на их уничтожение, - комментирует эколог. - Любой муниципалитет, в свою очередь, заинтересован в том, чтобы как можно меньше граждан обращались с жалобами вроде того, что на меня тут полаяла собака и не по-доброму посмотрела». Однако зоозащитники не теряют надежды добиться исполнения краевого закона. Одно из требований общественников — полный общественный контроль и наличие доступа к данным по отлову животных, конкретным адресам работы подрядных организаций и достоверным цифрам. Но в сложившихся условиях получить информацию почти нереально. В адрес департамента горхозяйства этой весной поступило обращение, где приводятся конкретные факты нарушений условий контрактов. Общественница рассказывает о работе фирмы-подрядчика ООО «Рифорт». Выдержки из обращения:

Параллельно в управление дорог, инфраструктуры и благоустройства поступает обращение о причинах закрытия доступа для общественников:

Как рассказал Юрий Раилко, следующими инстанциями, куда будут обращаться с заявлениями общественники, станут прокуратура и суд. В первом случае речь идет об убийстве на территории «КрасТЭК», а во втором — о нарушении законодательства при составлении контрактов и требованиях об обеспечении полного общественного контроля, что позволит не допустить массового убийства животных.
Категория: Статьи АНО "Добрый город" | Добавил: nariman1983 (24.06.2016) | Автор: стоп отлов W
Просмотров: 274 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar